H
 

Япония
 

Бельгия
 

Россия
 

Тунис
 
A


Франция


Сенегал


Уругвай


Дания
B
Испания
Словения
Парагвай
ЮАР
C
Бразилия
Турция
Китай
Коста-Рика
D
Корея
Польша
США
Португалия
E
Германия
С.Аравия
Ирландия
Камерун
F
Аргентина
Нигерия
Англия
Швеция
G
Италия
Эквадор
Хорватия
Мексика



 
Аргентина

 










 
7 Февраля
 

Фавориты, сотканные из противоречий


 
Если говорить на языке стереотипов, то возникает вопрос: "Англичане - родоначальники футбола, бразильцы - его короли, то кто же тогда аргентинцы?". А вот дать ответ на том же языке банальностей будет очень и очень непросто.
 
Сборная Аргентины - во всяком случае, в последние два с небольшим десятилетия - это сплетение противоречий, лед и пламень, страсть и расчет, свобода и казарма. Но какую бы ипостась не принимала аргентинская команда, стремление победить и показать при этом красивый футбол будет превалировать надо всем остальным.

Южноамериканские патриции

С самого первого чемпионата мира аргентинцы ясно дали понять всем остальным футбольным державам, что они намерены получить свое, особое место под солнцем. В 1930 году "альбиселеста", дошла до финала, где уступила просто "селесте" - сборной Уругвая, являвшейся хозяйкой Мундиаля, а ее форвард Гильермо Стабиле стал лучшим бомбардиром турнира, забив 8 мячей в 4 матчах. А ведь Стабиле даже не был игроком основы, и дебютировал во втором матче из-за того, что его конкурент за место в составе Черро перенес нервный срыв и не смог выйти на поле.

Проиграв Уругваю битву за мировую корону, Аргентина стала жить мыслями о реванше. Но идея эта оказалась неосуществимой ввиду того, что Уругвай бойкотировал ЧМ-38, проводившийся в Италии. Аргентинцы едва не последовали примеру своего соседа, но все-таки в последний момент решили сделать "барский жест" по отношению к остальным "плебеям" и прислали в Европу сборную запасных, которая благополучно вылетела уже на первом этапе, сдавшись ничем не примечательным шведам.

Надо ли указывать на то, что южноамериканцы не могли позволить себе, чтобы в футбольном мире о них говорили как об "одних из". И для осуществления своих далеко идущих планов они первым делом захотели получить право на организацию Мундиаля. Встретив решительный отпор, "гаучос" взяли паузу, набрались наглости и во всеуслышанье потребовали предоставить им место в финальной части мирового первенства без отборочных матчей. Немудрено, что ФИФА ответила отказом, на что получила "ход конем" - ЧМ-38 во Франции для Аргентины просто не существовал. Не понявшие и не принявшие такого демарша с высоко поднятой головой, аргентинские болельщики пошли войной на Аргентинскую федерацию футбола, намереваясь снести ее здание в Буэнос-Айресе, но подоспевшая вовремя полиция сумела предотвратить беспорядки.

Первый послевоенный Мундиаль Аргентина также проигнорировала, но на этот раз из-за… банальной трусости. Точнее, струсила не сборная, не страна, а, как это обычно и бывает, струсила власть. Всесильный и грозный генерал Хуан Доминго Перон посчитал, что шансы на победу в чемпионате мира далеки от ста процентов, и, спровоцировав небольшой конфликт с Бразильской конфедерацией футбола, принимавшей этот турнир, запретил посылать команду в страну "диких обезьян". Долгое время тогдашний президент АФА Валентин Суарес хранил молчание, но после падения военного режима решился рассказать народу правду.

В 1954 году гордые южноамериканцы остались на той же позиции, правда, несмотря на все ту же "страусиную" политику, они послали в Швейцарию Гильермо Стабиле для того, чтобы тот дал свою оценку эволюции европейского футбола. Вернувшись на родину, тот сделал оптимистичный ответ: "Если бы сборная Аргентины принимала участие в чемпионате мира, она бы добилась там очень многого". Но история, как известно, не терпит сослагательных наклонений. И все-таки, разве же не особенные они, эти аргентинцы? Кто еще позволил бы себе отказаться от участия в трех (!) подряд чемпионатах мира из-за причин, которые другие страны вряд ли бы сочли уважительными.

Своими суждениями Стабиле, наверное, облачил Аргентину в розовые очки, что аукнулось ей четыре года спустя. Длительная изоляция не могла не сказаться на выступлении "альбиселесты", которая выбыла из борьбы уже после первого этапа, заняв последнее место в группе и потерпев сокрушительное поражение со счетом 1:6 от сборной ЧССР. Встречу, которую сборной устроили в Буэнос-Айресе, еще долго не могли забыть футболисты, ставшие участниками "шведского кошмара". Так, голкипер той команды Амадео Каррисо вспоминал, что его называли "иудой" и "предателем родины", а самолет с делегацией вообще был вынужден совершить экстренную посадку вдалеке от международного аэропорта "Эсеиса", где неудачников поджидала вооруженная камнями и дубинами толпа.

Первое оскорбление, первое унижение

Таким же плачевным оказался вояж аргентинцев в 1962 году в Чили: там им пришлось довольствоваться третьим местом в группе, где выступали также сборные Болгарии, Венгрии и Англии. Это был первый раз, когда жребий свел "гаучос" с родоначальниками футбола в финальной части чемпионата мира, и сильнее оказались англичане, одержавшие победу со счетом 3:1. "Между первой и второй промежуток небольшой" – гласит известная застольная поговорка. Вот и второй встречи Аргентина - Англия пришлось ждать очень недолго, всего лишь четыре года. Теперь английская сборная являлась хозяйкой чемпионата, и диктовала свои условия не только соперникам, но и судьям. В четвертьфинале (а именно на данной стадии сошлись две этих команды) немецкий арбитр решил удалить с поля полузащитника Антонио Убальдо Раттина, который, на его несколько однобокий взгляд, своими репликами мешал нормально работать судейской бригаде. После 10-минутного выяснения отношений Раттин выдрал из земли один из угловых флажков и, размахивая им, разместился напротив почетной ложи, где восседала вся королевская семья. В конце концов под свист и крики английских болельщиков "Животные, скоты!", аргентинец покинул поле, но его партнеры по команде и ее поклонники наверняка надолго запомнили этот инцидент, надеясь, что когда-нибудь им удастся отомстить и за унижение, и за поражение (победный гол англичане забили за 10 минут до финального свистка). Тогда они еще не знали, какой будет эта месть 20 лет спустя…

А пока аргентинский футбол переживал далеко не лучшие времена в своей истории. Достаточно сказать, что отборочный цикл к ЧМ-70 "альбиселеста" провалила самым бездарным образом, не сумев разобраться с перуанцами и боливийцами. Если учесть, что наибольший процент чернорабочих в Буэнос-Айресе составляют иммигранты именно из этих стран, этот провал выглядит еще более унизительным.

Некоторый прогресс наметился на следующем Мундиале, где сборная Аргентины наконец-то вышла из одной группы (вышла, прямо скажем, без блеска), где ее соперниками были Польша, Италия и Гаити, но споткнулась на втором групповом этапе, заняв место в самом хвосте, позади Голландии, Бразилии и ГДР.

Наконец-то чемпионы…

Шанс доказать всему миру, что Аргентина не опустилась в разряд футбольных "плебеев", у этой страны появился в 1978 году. Впервые в истории чемпионат мира принимали аргентинцы, и впервые они завоевали "золото" Мундиаля. В составе сборной, возглавляемой Сесаром Луисом Менотти, было предостаточно ярких индивидуальностей - таких, как Кемпес, Фильоль, Ардилес, Пассарелла, Гальего, Бертони, и показывала она при этом такой же яркий и вдохновенный футбол. На протяжении всего турнира "альбиселеста" дала только одну осечку, проиграв со счетом 0:1 итальянцам, что, впрочем, никоим образом не помешало ей дойти до финала.

А в решающем матче Аргентину поджидала летавшая по полю как на крыльях сборная Нидерландов, желавшая к тому же реабилитироваться за поражение в финале предыдущего мирового первенства. Но футбольная фортуна решила принять сторону хозяев - иначе как можно объяснить фатальное попадание в штангу голландца Роба Ресенбринка, когда мяч должен был оказаться в сетке ворот? В итоге два гола лучшего на тот момент игрока команды Марио Кемпеса определили исход встречи, и капитан сборной Даниэль Пассарелла поднял над головой вожделенный Кубок мира.

Однако, победа эта была, хотя и всенародная, но с горьким привкусом: в стране правила военная диктатура, которая всегда стремилась использовать спорт, и в частности, футбол, в целях утверждения и демонстрации своего могущества. К счастью, национальная сборная была далека от политики и играла ради того, чтобы доставить радость не власти, а народу.

На следующем чемпионате мира от Аргентины ожидали если не повторения этого успеха, то хотя бы близкого к нему результату и достойной игры. Тем более, что костяк команды остался практически неизменным, и к нему добавились такие игроки как Диего Марадона, Рамон Диас, Хорхе Вальдано. Но былой энтузиазм и вдохновение исчезли, и аргентинцы покинули Испанию после второго группового этапа, на котором они уступили Италии и Бразилии.

За Фолкленды, за Мальвины!

Мало кто предполагал, что ЧМ-86 окажется для аргентинцев их "звездным" часом - слишком уж натужным получилось прохождение ими отборочного пути. Тем не менее, у Аргентины был находившийся в расцвете сил Марадона, которому и было суждено привести ее к золотым медалям. Сомнения в том, что эту Аргентину остановить будет невозможно, отпали после четвертьфинального матча с Англией. Матча, который вошел в историю футбола и вряд ли когда-нибудь будет забыт.

В памяти аргентинского народа еще свежи были воспоминания о войне с Англией за Фолклендские и Мальвинские острова, от которой страна долго не могла прийти в себя. Как признавался потом Марадона, забивая свои знаменитые голы англичанам, он в первую очередь думал о тысячах аргентинских парней, "которых перестреляли словно воробьев" в сражениях за эти клочки суши. Публично Диего потом испытал раскаяние за "Руку Божью", но в душе - никогда.

Впрочем, если бы футбольный Бог существовал, он вряд ли бы оставил без внимания такой "смертный грех" Марадоны. Но гром не грянул, небеса не разверзлись, и Аргентина сперва расправилась с Бельгией, а затем в драматичном поединке вырвала победу у сборной ФРГ благодаря выверенной передаче Марадоны и точному удару Бурручаги.

На ЧМ-90 взорам болельщиков предстала совершенно иная команда, но возглавляемая тем же тренером. Карлос Сальвадор Билардо не изменился; изменился качественный состав сборной, в которой было достаточно случайных игроков. Кроме Марадоны Аргентина могла похвастаться разве что нападающим Клаудио Канихьей, забивавшим решающие мячи, и голкипером Серхио Гойкоэчеа, отражавшим решающие 11-метровые удары. В итоге во главе с "одноногим" Марадоной и без дисквалифицированного Канихби "альбиселеста" сошлась в финале все с той же немецкой командой, которая взяла реванш за 5 минут до финального свистка благодаря высосанному из пальца пенальти, который назначил мексиканский арбитр Кодесаль и реализовал Андреас Бреме.

На мировом первенстве 1994 года, проходившем на непуганом футболом "Диком Западе", аргентинцы, у которых вновь заправлял дуэт Марадона-Каниджа, играли, что называется с душой. Но душа эта была растоптана после второго матча, когда Марадону отправили на допинг-контроль, результат которого можно было предсказать заранее. Неудивительно, что, оставшись без своего "восставшего из пепла" лидера, сборная Аргентины сникла и потерпела два подряд поражения - сначала от болгар, а затем - в 1/8 финала - и от румын.

Дежа вю с английским акцентом

Тому, что произошло со сборной Аргентины в следующие четыре года, трудно подыскать логическое объяснение. Для эстетов и романтиков, приученных к "футболу-искусству", приход Даниэля Пассапеллы на место Альфио Басиле означал начало черных времен, равно как и для приверженцев свободы и демократии среди самих футболистов. Риноскопия (тест на употребление кокаина), парикмахерская, муштра, атмосфера тотальной слежки и стукачества - такими методами аргентинский "Кайзер" пытался сделать Аргентину сильнейшей в мире. По счастью ему это не удалось, иначе по этому пути пошли бы многие другие страны.

Пассарелла искал без вины виноватых, попутно выставляя на витрину, роль которой выполняла сборная, второсортных, но зато лояльных риверплейтовцев. В качестве дополнительной подработки тренер не гнушался провозить на своей яхте контрабандные товары, и при этом при каждом удобном случае заявлял, что аргентинские футболисты морально разложены и позорят страну своим внешним видом. Отказников, органически не принявших такую точку зрения оказалось двое - Фернандо Редондо и Клаудио Канихья, и только под давлением общественности в эту же категорию не был отправлен против собственной воли Габриэль Батистута.

Но надо признать, что и без Канихьи с Редондо Аргентина смотрелась убедительно, хотя и без присущего ей блеска. Правда, на чемпионате мира эта убедительность проявилась только в матче с Ямайкой, и впоследствии нашла свое отражение в русском роке. А в 1/8 финала состоялся финал досрочный - Аргентина - Англия - который вновь не обошелся без скандала. Теперь в центре внимания оказались провокатор Диего Симеоне и поддавшийся на его провокацию Дэвид Бекхэм, чье удаление дорого стоило английской команде, потерпевшей поражение в серии 11-метровых ударов. Но в следующем матче с голландцами подопечные Пассареллы были наказаны фортуной в лице Денниса Бергкампа, но 90-й минуте отправившего их домой.

С Бьельсой - в светлое будущее

После отставки Пассареллы как минимум пол-страны, уверенной в том, что с таким подбором игроков Аргентина просто обязана быть чемпионом, вздохнуло с облегчением. А вскоре у аргентинских болельщиков появился и повод для радости: на старте отборочного цикла их любимцы выдали серию из пяти побед подряд - так резво не начинала даже сборная Карлоса Билардо образца 1985 года, которой ранее и принадлежал национальный рекорд.

За весь отборочный цикл Аргентина потерпела только одно поражение - 1:3 от бразильцев в Сан-Паулу - и официально оформила путевку на чемпионат за четыре тура до финиша. Только парагвайцам удалось дважды сыграть вничью с "альбиселестой", а все остальные команды признали себя побежденными как минимум один раз. Практически каждая победа одерживалась с "запасом прочности" - казалось, что если это будет необходимо, аргентинцы могут прибавить в любую минуту.

Бьельсе, как и Басиле, было абсолютно все равно - против кого и где играть. Игра три нападающих и атакующая тактика на выезде если кого и удивляли, то только на первых порах. Недаром же Бьельсу за его непредсказуемость прозвали "Сумасшедшим"…

Но в Японии и Корее аргентинцами придется играть не с Боливией и Венесуэлой, а на первых порах с Нигерией, Швецией и Англией. Да-да, с той самой Англией, отношения с которой продолжают оставаться, мягко говоря, непримиримыми. Пока в противостоянии двух этих грандов мирового футбола зафиксировано равенство - по две победы на счету каждого. Однако, если отдавать дань истории, это равенство обязательно должно быть нарушено…

Если перед Бьельсой стоит вопрос "Как стать чемпионами мира", то проблемы "С кем" для него не существует. Тому подбору игроков, который "Сумасшедший" имеет в своем распоряжении, может позавидовать любой другой тренер. Более того, из 11 мест в основном составе есть сомнения только по двум позициям. В частности, довольно трудно будет определиться со стражем ворот по причине нестабильности каждого из кандидатов и их равноценности. Кто из трио Бонано - Кавальеро - Бургос займет место на последнем рубеже, будет оставаться загадкой до самого последнего момента.

Оборонительная тройка может варьироваться, но вариантов в данном случае предусмотрено немного. Во всяком случае, в последнее время она выглядела следующим образом: Самуэль - Айяла - Сорин, дублерами которых на данный момент являются Сенсини, Вивас и Почеттино. С учетом того, что Эдуардо Бериццо получил травму, выключившую его из числа участников чемпионата мира, у Бьельсы появляется еще одна вакансия в оборонительной линии.

В полузащите главный тренер "бикампеонов" должен будет сделать выбор только между Симеоне и Альмейдой; Кили Гонсалес, Хавьер Санетти и Хуан Себастьян Верон могут лишиться места в основе разве что в случае светопреставления. В качестве запасных "первой свежести" на чемпионат наверняка отправятся Густаво Лопес, Марсело Гальярдо, а вот для того, чтобы определиться с кандидатурами остальных хавбеков, у Бьельсы пока еще есть время и, что не менее важно, есть выбор. Достаточно сказать, что он уже решил попробовать в деле Хуана Романа Рикельме - лучшего на данный момент футболиста Аргентины и всей Южной Америки - который ранее вызывался в сборную только по большим праздникам.

Не менее богат выбор и в атакующей линии, благо Аргентина никогда не страдала от нехватки высококлассных нападающих. Являющийся связующим звеном между полузащитой и нападением Ортега, чистые форварды Батистута, Креспо, Клаудио Лопес - одних этих имен вполне достаточно для того, чтобы навести ужас на любого соперника. А есть еще молодой да ранний Хавьер Савиола, есть "древний", но не растерявший своего умения Клаудио Канихья. Хулио Крус, Лусиано Гальетти, Дарио Усайн, Гильермо Баррос Скелотто. А если вдруг к чемпионату "воскреснет" Мартин Палермо… Этого игрока стоило бы привезти в Японию и Корею хотя бы в качестве экзотического экспоната, с помощью которого на соперников осуществлялось бы моральное давление… Но нет: Аргентина сыта по горло эфемерными реверансами и комплиментами; пришла пора взять в свои руки то, чего она действительно заслуживает.


 
Андрей Скворцов